Get the Flash Player to see this player
 

269 MБ
161 мин : 05 сек
320 x 240
28 апр 2015



Одобряю
Запомнить
Текущий кадр




Модест Мусоргский - Борис Годунов - Нестеренко, Пьявко, Архипова - Хайкин - ГАБТ - 1978

Альбом Фильмы-оперы и оперные постановки с участием знаменитых вокалистов (95 видео)

Продолжительность: 181 min.

В ролях:
Борис Годунов - Евгений Нестеренко
Самозванец - Владислав Пьявко
Пимен - Валерий Ярославцев
Марина Мнишек - Ирина Архипова
Ксения - Галина Калинина
Юродивый - Алексей Масленников
Варлаам - Артур Эйзен
Феодор - Глафира Королева
Шуйский - Андрей Соколов

Редакция Римского-Корсакова
Первая картина третьего действия (уборная Марины Мнишек) - не исполняется.


Пролог[править | править вики-текст]

М. А. Шишков. Пролог. Сцена у Новодевичьего монастыря. Эскиз декорации.
Первая картина. Заполненный народом двор Новодевичьего монастыря под Москвой. Пристав требует, чтобы все стали на колени и молили Бориса Годунова венчаться на царство (хор «На кого ты нас покидаешь»). Вышедший к народу дьяк Щелкалов, сообщает, что Борис и слышать не желает о троне («Православные! Неумолим боярин!»). К монастырю подходят калики перехожие. Они призывают молиться за избрание на царство Бориса, во спасение Руси.

Вторая картина. Царское коронование на площади в Московском Кремле. Под колокольный звон бояре шествуют в Успенский собор. Народ-по приказу боярина Шуйского- славит царя (величальная «Уж как на небе солнцу красному слава!»). Появляется Борис. Его гнетут сомнения и зловещие предчувствия (ариозо «Скорбит душа»).

Первое действие[править | править вики-текст]

М. А. Шишков. Первое действие. Сцена в корчме. Эскиз декорации.
Первая картина. В келье Чудова монастыря монах-летописец Пимен пишет летопись (монолог «Еще одно, последнее сказанье»). Проснувшемуся молодому послушнику Григорию Отрепьеву он рассказывает о том, что Борис Годунов виновен в гибели законного наследника престола царевича Димитрия. Оброненное замечание, что Григорий с царевичем — ровесники, рождает в голове Отрепьева дерзкий план: он назовётся Димитрием и вступит в борьбу с Борисом.


Г. Кондратьев и О. Петров — первые исполнители партий Мисаила и Варлаама
Вторая картина. Корчма на литовской границе, куда забрели беглые монахи Варлаам и Мисаил, с ними вместе — Григорий. Гости пьют вино, шутят и поют песни (шинкарка: «Поймала я сиза селезня», Варлаам: «Как во городе было во Казани»). Григорий поглощён мыслями о самозванстве. Он выспрашивает у хозяйки дорогу в Литву. Появляются два пристава: они ищут бежавшего из Чудова монастыря «недостойного чернеца Григория из рода Отрепьевых». Григорий разоблачён и, спасаясь бегством, выскакивает в окно. Все бросаются за ним.

Второе действие[править | править вики-текст]
Царский терем в Кремле. Борис утешает дочь Ксению, горюющую об умершем женихе; рассматривает географическую карту, которую чертит сын Феодор. Но ни в семье, ни в государственных делах Борису нет удачи; это — кара за убийство царевича (монолог «Достиг я высшей власти»). Князь Шуйский приносит весть о появлении в Литве самозванца-Дмитрия. Борис расспрашивает его о подробностях гибели царевича; он в смятении, в углу его комнаты ему мерещится призрак убитого младенца («сцена с курантами»: «Ух, тяжело!.. Дай дух переведу»).

Действие третье

М. А. Шишков. Третье действие. Эскиз декорации.
Первая картина. Девушки развлекают песнями скучающую в Сандомирском замке Марину Мнишек (ария Марины «Как томительно и вяло»). Она хочет пленить Самозванца, чтобы занять престол московских царей. Склоняет к этому Марину и ее «духовный отец» - тайный иезуит Рангони, убеждая будущую царицу обратить «еретиков-москалей» в католическую веру. Марина колеблется, но Рангони угрожает ей церковным проклятием.

Вторая картина. Лунной ночью в саду Сандомирского замка, у фонтана, мечтает Самозванец о Марине. К нему подкрадывается Рангони. Сладкими речами о красоте Марины иезуит выманивает у Самозванца признание в страстной любви к гордой панне. По саду в торжественном полонезе проходит шумная толпа весёлых гостей — они предвкушают победу польского войска над войском Борисовым. Самозванец скрывается за деревьями. Все уходят в замок, но Марина возвращается в сад, где её ждёт Григорий. Хитростью и лаской Марина разжигает в нём чувство любви. Она будет принадлежать ему, когда во главе польского войска Самозванец овладеет Москвой и взойдёт на престол. Звучат взаимные упрёки и страстные любовные признания (дуэт «О, царевич, умоляю»).

Четвёртое действие[править | править вики-текст]
Первая картина. Москва, площадь перед собором Василия Блаженного. Собравшийся здесь народ обсуждает слухи о приближении войска Самозванца и надеется на скорое избавление от Борисова произвола. Вбегает Юродивый, за ним — толпа мальчишек. Они дразнят и доводят его до слёз (песня Юродивого «Месяц едет, котенок плачет»). Закончилась обедня. Голодный люд в отчаянии протягивает руки к боярам, раздающим милостыню (хор «Хлеба!»). Юродивый жалуется царю на мальчишек: «Вели-ка их зарезать, как ты зарезал маленького царевича». Борис останавливает бросившуюся к Юродивому стражу и просит помолиться за него. «Нельзя молиться за царя-Ирода, Богородица не велит» — ответ Юродивого.

Вторая картина. Боярская дума в Грановитой палате Кремля. Шуйский рассказывает о тайных страданиях царя. Бормоча «Чур, дитя!», появляется Борис. Приведенный Шуйским летописец Пимен повествует о чудесном исцелении слепого, помолившегося над могилкой царевича Дмитрия (монолог «Смиренный инок...»). Царь не выдерживает и падает без чувств. Очнувшись, он зовет сына Феодора и, едва успев произнести последние напутствия, умирает (монолог «Прощай, мой сын!»).

Третья картина. Народ на лесной дороге под Кромами, городком близ литовской границы, расправляется с царским воеводой — боярином Хрущовым, устраивая ему шутовское «венчание на царство» — «за то ему почёт, как вору доброму» (хор «Не сокол летит по поднебесью»). Тут и Мисаил с Варлаамом, подстрекающие народ рассказом о казнях и расправах на Руси (песня «Солнце, луна померкнули»). Они призывают всех встать за законного царя Дмитрия. Толпа глумится над Хрущовым (хор «Расходилась, разгулялась… Ой ты, сила!»), расправляется с попавшимися под руку иезуитами («Души ворон проклятых!»). Появляется войско Самозванца, народ славит его и идёт за ним следом (хор «Слава тебе, царевичу!»). Лишь Юродивый остаётся, предрекая народу новые страшные невзгоды («Лейтесь, лейтесь, слёзы горькие!»)…



Категории ВИДЕО »






Cодержимое этого сайта добавлено его посетителями.
Администрация не несет ответственности за действия посетителей.
При обнаружении незаконно размещенного материала свяжитесь с нами.

Про сайт io.ua   Новости io   Отзывы   Реклама   Contacts